Category: общество

Последние дни Курсива

В своём посте про то, влияет ли развитие мелкой моторики на речь (и даёт ли другие когнитивные бенефиты) я поднял острую тему "советской научной традиции" и всякого иного эндемического шаманства.

Спустя четыре года Анатолий Левенчук переподнял эту же тему в блогпосте Мелкая моторика и интеллект, в котором тоже не было достоверно выяснено, а есть ли причинно-следственная связь на самом деле, или всё бабкины сказки.

А сегодня вот ещё что всплыло по теме. Курсив и другие образовательные мифы. Это довольно подпёртая первоисточниками статья, разбирающая эти ваши доказательства про полезность разных аспектов овладения курсивом.

Курсив, кстати, придумали итальянцы, дабы постоянное поднимание и опускание гусиного пера не рвало пергамент. Пергамент, Карл! Гуси, Карл!

Так вот, оказывается, курсивом писать ещё и медленнее, чем своим стилем. Исследование 2013 года. Это самый смешной камень в гроб курсива.

Урок №2: Как отвечать на Этот вопрос, заданный шестилетней дочерью.

oleyka последние пару дней ошивается на какой-то программистской конференции (в Портланде? забыл спросить), я у детей за главного. Сели в кафешку, сидим-едим.

Марк (9) и Алиса (6) поочерёдно задают вопросы. Алиса:
— Папа, а могут девочки жениться на мальчиках, а девочки — на девочках?
— Да без проблем, Алиса, о чём речь.
— Ой, я хотела сказать, могут ли мальчики жениться на дев.. мальчиках, а девочки — на девочках?
— Да, могут, но это довольно редко происходит. Обычно всё же мальчики женятся на девочках, а девочки на мальчиках.
Марк навострил уши:
— А почему, мальчики с мальчиками же не могут создать семью?
— Ну как не могут. Могут. Вот ребёнка своего завести — не могут. А жениться и семью создать — могут. Только это редко происходит, примерно в одном проценте случаев.
— А почему они так делают?
— Ну обычно когда наступает puberty (в 12-13 лет), почти все люди начинают интересоваться противоположным полом, что приведёт потом к созданию семьи. Но у некоторых людей есть особенности развития, которые будут заставлять их интересоваться своим полом. И поэтому жениться они будут хотеть на таких же, как они.
— Что значит "заставлять"? Кто их заставляет?
— Ну представь, что ты ешь щупальце кальмара (у Марка вполне себе серьёзная фобия щупалец). Ты сможешь его есть, или тебе будет трудно это делать? Что тебя заставляет бояться щупалец? Ну вот примерно так тебя может мозг заставить что-то делать или не делать.
— Понятно. То есть, если взять четыре наших параллельных класса, то кто-то один скорее всего будет интересоваться мальчиками, если он мальчик, или девочками, если она девочка?
— Ну да.

Ну и всё, собственно.

P.S. По результатам математической олимпиады Кенгуру среди третьеклассников, Марк обошёл 75% своих сверстников в Калифорнии, которые участвовали в Олимпиаде, и, судя по баллам, обошёл бы 94% сверстников в России, если бы участвовал там.

P.P.S. Процент гей-браков, заключённых в Калифорнии в 2008 году: 0.83%. Процент американцев, которые считают, что геи не должны иметь право на брак: 47%.

P.P.P.S. Когда-то я набрёл на идеальный родительский ответ на «не совсем удобные» вопросы детей. «И так тоже бывает». Рекомендую.

О мышах и людях Кремниевой долины


Томас Скотт.

О мышах и людях кремниевой долины


Перевод — lionet. Оригинал: OF MICE AND MEN OF SILICON VALLEY, by Thomas Scott.


[В нескольких милях к югу от Сан-Франциско, пузырь недвижимости распух до треска, а поток инвестиционных денег сливается в глубокую зелёную реку. Однажды вечером, в дешёвом мотеле близ Пало-Альто...]


ЛЕННИ: Джордж, расскажи как всё будет.

ДЖОРЖ: Ну, у нас будет такой большой огород, да кроликов приплод, и куры, и Хасьенда о шести сотках с маленькой с площадкой для вертолёта на верхней веранде. Там полно будет земли, и у нас будут сток-опционы, и мы будем работать четыре, даже три часа в день, а не качать код пятнадцать часов в день на дядю.

ЛЕННИ: Расскажи, что делать-то, Джорж!

ДЖОРЖ: Мы должны запустить наш стартап с венчурным капиталом или ангельскими инвестициями. Мы погорбим спину, кодируя, запустимся через несколько месяцев, быстро расширим нашу пользовательскую базу, затем окэшимся, выйдя на IPO. Тогда у тебя будут твои кролики. И фермерские сливки будут такие жирные и свежие, что ты их сможешь ножиком резать.

ЛЕННИ: Ты чертовски прав, что будут жирные и свежие! Я буду кормить сливками моих кроликов и они будут торчать от этого, господи Иисусе!

ДЖОРЖ: Только запомни: никому ни слова. Как только инвесторы увидят, сколько кода ты можешь наколбасить, всё станет хорошо. Но если ты посмеешь открыть свою пасть, они должны будут выставить нас за дверь. Поэтому позволь уж мне согласовывать условия.

ЛЕННИ: Я не скажу ни слова, Джорж.

— — —

[В офисе ангельского инвестора...]


ДЖОРЖ: Сорян, мы припозднились. Наш, этот, водила Uber выкинул нас в квартале отсюда. Убер-Сусанин.

АНГЕЛ-ИНВЕСТОР: Пацаны, я посмотрел на ваше предложение. Мне очень нравится. Расскажите о вашем последнем проекте.

ДЖОРЖ: Это в Сиэттле было. Уволили, как только мы закончили работу.

АНГЕЛ-ИНВЕСТОР: А тебя тоже?

ДЖОРЖ: И его тоже, ага.

АНГЕЛ-ИНВЕСТОР: А он не слишком говорлив, верно?

ДЖОРЖ: Нет, но работящ и кропотлив. Он может код писать так, что ты-б подумал, что там двое. Я не говорю, что он смышлён, но работник что надо.

— — —

[Неделей позже в новом офисе, после получения финансирование от ангела...]


ДЖОРЖ: Эй, Кэнди! Что за ерунду ты делаешь, приводя эту чёртову собаку сюда?

КЭНДИ: Эту собаку? Слушай. Это для того, чтобы создавать расслабляющую атмосферу. Вместе с этой пинбол-машиной и этими бескорпусными матрасами. Эту собаку ращу со щенка. Он со мной был все эти годы. Я его завела ещё тогда, когда у меня были здоровые руки, хаха.

ДЖОРЖ: Допустим, но он воняет адски. Убери его с нашей стороны. И, к слову, это твоей деревянной кистью ты объясняешь то, как медленно ты работаешь?

КЭНДИ: [нервно поглаживая свою ампутированную руку] Я думаю, что у меня неплохо получается и с одной. Короче, так...

ДЖОРЖ: Не, это я тебе скажу, что короче. Если ты будешь продолжать так плестись и потратишь ещё один дедлайн, эта собака получает пулю в глаз.

— — —

[Одиннадцатью месяцами позже, тот же офис...]


ДЖОРЖ: Хороша работа, Ленни. Господи, ты кодируешь как сукин сын!

ЛЕННИ: Это значит, что ты позволишь мне держать кроликов, Джорж?

ДЖОРЖ: Мы все там будем, Ленни. Мы всё ещё должны расширить нашу пользовательскую базу и модифицировать нашу конверсионную воронку перед тем, как мы доберёмся до IPO-фазы. Но мы не далеко от неё, впрочем.

ЛЕННИ: И тогда — кролики?

ДЖОРЖ: Ага, да, тогда много сраных кроликов. На, ешь свои суши.

ЛЕННИ: Мне нравятся суши с кетчупом.

ДЖОРЖ: У нас нема кетчупа.

— — —

[Позже тем же вечером, пока Ленни всё ещё на работе, а Джорж отлучился...]


ГОРБУН: Ты знаешь, что Джоржик тебя использует? Он не даст тебе кроликов.

ЛЕННИ: Это неправда! Он скоро мне даст их, он говорит.

ГОРБУН: Может быть, даст. Но что если ты узнаешь, что есть люди, которые могут подкинуть тебе мягких кроликов прямо сейчас?

ЛЕННИ: Я не... Я не буду ничего делать, не спросив Джоржа.

ГОРБУН: Ну как хочешь. Твоя потеря. [Разворачивается, чтобы уйти]

ЛЕННИ: Постой-ка! Вернись!

— — —

[На следующий день, в офисе...]


КЁРЛИ: [возвращаясь из туалета в свой кубикл] Эй, где моя перчатка? Кто взял мою перчатку?

ДЖОРЖ: Я не видел.

КЁРЛИ: Но я не могу кодировать без моей перчатки, иначе у меня вазелин по клавишам размажется! Кто, блин, взял её? Этот сукин сын?

ДЖОРЖ: Не мог это быть Ленни. Он весь день на больничном. Сказал, что-то с желудком.

КЁРЛИ: Лежит больной! Чёрт возьми, у нас остались сутки до IPO!

— — —

[В это время, в другом конце города...]


ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ГУГЛА: Окей, Ленни, по рукам?

ЛЕННИ: Я хочу пощупать их, для начала. Чтобы понять, что они такие мягкие, как вы обещали.

— — —

[На следующее утро, дома у Ленни и Джоржа...]


ДЖОРЖ: Собирайся, Ленни. Нам на работу.

ЛЕННИ: Мы не идём туда больше, Джорж. Мы идём кое-куда ещё.

ДЖОРЖ: Ленни, перестань шутить.

ЛЕННИ: Джорж, должен тебе что-то сказать.

ДЖОРЖ: Нет, слушай меня, Ленни. Чёрт возьми, я хотел тебя порадовать на работе, но IPO сегодня. Мы сделали это, братан! Я не хотел говорить тебе, чтобы ты фокус не потерял. Вечером пойдём и я куплю тебе самого большого чёртового кролика, какого ты только видел.

ЛЕННИ: Ох.

ДЖОРЖ: Что?

ЛЕННИ: Джорж. Я плохо сделал.

ДЖОРЖ: Что ты там натворил?

[К дому подъезжает Гугловый автобус и открывает для них двери.]

ДЖОРЖ: [выглядывая в окно] Что происходит? Это ведь не к нам, да?

ЛЕННИ: Я сделал плохое дело, Джорж. Я подписал нас работать на Google.

ДЖОРЖ: О, боже мой, Ленни.

ЛЕННИ: Я должен был, Джорж. Я должен был получить моих кроликов! Я не знал!

ДЖОРЖ: Ленни, господи, пожалуйста, пожалуйста скажи мне ты не сдал нас работать на Гугл за еду! Пожалуйста скажи мне, что ты не записал нас горбить спину, кодируя за кроликов.

ЛЕННИ: Нет, нет, Джорж. Не за кроликов, Джорж. За миллион кроликов. Мягких.

По горячим следам роскомгитхабгейта

Наверняка ничего от этого не изменится, но хочу зафиксировать свою позицию по этому вопросу. Опасной информации не бывает. Бывают опасные действия. Чтобы информация не превращалась в опасные действия, надо воспитывать и давать людям (детям, в частности) как можно боле полную картину мира. Надо не сжигать книги, а порождать новые книги, новые знания. Моя позиция — за отмену ограничений на информацию.

Государство и общество предполагает, что существуют какие-то деструктивные действия (или прекурсоры деструктивных действий), которые-таки надо запрещать. Например, разжигание межнациональной розни. Это уже на границе между информацией как созданием картины мира и действием, которое может напрямую деструктивно влиять на общество. Кто-то вышел на площадь, проорал что-то, и на следующий день кто-то другой убил еврея, украинца или татарина. У государства всегда был механизм борьбы с этим явлением. Называется, «суд над виноватым». Не над информацией, а именно над тем, кто совершает предусмотренное преступление. То есть, вывешена страничка «бей кавказцев» — пусть прокуратура займётся, найдёт человека, организующего межнациональную рознь, вынесет решение, которое человека наказывает и предписывает страницу закрыть. Вывешена детская порнография — то же самое.

Социальная динамика противоправной деятельности

Что если нельзя найти человека, например, организующего призывы к свержению конституционного строя, и связаться с ним? Вот тут самое интересное и начинается. Пока роскомнадзор ходит и закрывает странички и думает, что всё, проблема исчезла, те же самые люди идут на другой ресурс и размещают информацию там. Потом на третий, и опять же, беспрепятственно размещают информацию. Пока роскомнадзор ежечасно борется с информацией, те же самые люди, информацию которых удаляют, продолжают совершать противоправные действия. Например, насиловать детей, продавать наркотики, или собирать склад с оружием для разгрома азербайджанских рынков. У милиции и у спецслужб никогда не стоит задачи полностью избавиться от поверхностных проявлений преступности. Всегда ключом к системному истреблению противоправных активностей является работа по обнаружению контролируемых групп, оперативное внедрение. Толку сажать проституток, когда надо искать сутенёров. Исследование источников информаций, целей распространителей, оперативное внедрение. Которое становится сложнее, когда внешние проявления закрываются и проблема вместо решения маскируется электронным фейспалмом (чисто чтоб чего-то случайно в интернете не увидеть). То есть, опять же, начинать с фильтрации контента глубокого смысла нет, это всё поверхностное, и только мешает более системной проработке индивидуальных зачинщиков и противоправных групп.

Экономическая перспектива

Задачей государства можно считать (цинично так) повышение благосостояния граждан. А раз так, то можно смотреть на все эти списки, законы, запреты, как силовой эквивалент экономической стимуляции населения. Борьба с наркотиками потенциально высвобождает занятое в процессе их потребления население для общественно полезного труда. Борьба с межнациональной рознью предотвращает материальный ущерб от деструктивных действий. И так далее. В связи с этим становится возможным измерять эффективность запретов в деньгах. В США известна средняя «стоимость человека»: жизнь человека примерно эквивалентна $129 тысячам в год, то есть $5–6 миллионам. Иначе говоря, один подростковый суицид примерно эквивалентен для государства и общества пяти миллионам долларов недополученной прибыли. В России несколько пониже, наверняка. Так вот, если предположить, что от одной странички на гитхабе, вероятно, скончалось ноль целых и ноль десятых подростков, а десятки тысяч человек программистов сегодня затратили день на создание VPN-туннелей в небо (примерно $4mln, я сделал оценку), ценность вчерашнего решения по запрету страницы на гитхабе получается отрицательная. Иначе говоря, этим запретом мы нанесли государству экономический ущерб больший, чем самоубившийся подросток. Который бы где-то в ином месте нашёл, как удавиться. Например, взялся бы за ум и прочёл бы Анну Каренину. И так каждый раз: каждая блокировка гитхаба или подобного ресурса — и несколько миллионов долларов уходит в песок. Ей-богу, лучше бы в горячую линию поддержки суицидников вложили, а не в эти блокировки.

Глобальная перспектива

Россия не может бесконечно вариться в своём киселе в отношении информации, которая гуляет в интернете. Потому что то, что запрещено в России, может быть совершенно не запрещено где-то ещё. Например, в России запрещён Майн Кампф, а в США — нет. Космонавт Алексей Леонов, углядев Майн Кампф в личной библиотеке американского астронавта Дэвида Скотта, был немилосердно удивлён этим. Но затем понял, что к чему и выражал мнение, что образованный человек должен уметь обращаться с любой литературой, а не только с разрешённой. Так вот, пока в России запрещают какой-то детский сад типа официальной рекламы австралийского Метро, она всегда будет выглядеть так же прогрессивно, как Иран, который назначает смертную казнь за выражение недовольства на фейсбуке. Встаёт задача гармонизировать представление о том, что такое действительно запрещённая информация, а что — локальная конъюнктурщина прямиком из семнадцатого века. Можно было бы в рамках ООН обсудить и договориться о каких-то общих вещах, которые могут являться универсально запрещёнными везде. Я думаю, таких будет не очень много: на ум пока приходит только детская порнография.

Правоприменение в России

У меня не вызывает сомнения, что причинами создания механизмов предотвращения противоправных действий через фильтрацию роскомнадзорскими списками, являются:
* Получение политических очков структурой ЛБИ и, возможно, финансовой поддержки государством;
* Создание механизма быстрого автоматического покрытия цензурой политически неугодных материалов.
Последнее может пригодиться при росте недовольства населения — и вот там будет уже не до решения суда. Это будет чистая антиконституционная цензура, а потом иди доказывай, что интернетный запрет на твой невинный манифест был неправомерен. То есть, сам предложенный и внедрённый механизм совершенно не защищён от злоупотреблений властью: чрезвычайно слабые (никакие?) механизмы контроля над тем, что попадает в списки, и совершенное отсутствие оперативной возможности этот контроль осуществить. Я считаю, что это самое неправильное в том, как фильтрация сейчас организована.

В целом я призываю к отмене фильтрации роскомнадзором или существенному, глубокому изменению того, как осуществляется контроль над этими списками.

Ох уж эти...

Originally posted by archaicos at Ох уж эти...
С трудом нашёл этот злобнопроект: Законопроект № 485228-6 О внесении изменений в статьи 6 и 30 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в целях установления обязанности гражданина Российской Федерации сообщать о наличии у него гражданства (подданства) иностранного государства). Как я понимаю, тугомент — это нижняя ссылка: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&935B7CCB76784F5F43257CE100392C2E. Найдено тут: Утреннее пленарное заседание Госдумы 23 мая.

Новостные же сайты создают непонятки различными интертрепациями и не дают прямых ссылок. Уроды. Полчаса искал оригинал. Оригинал тоже оставил некоторые вопросы открытыми. Хрен разберёшься в этой юрист-плут-деменции.
 

Почта России и Жопа предпринимательства

Знаете, почему жопа в России с ИТ (и со всем остальным предпринимательством)?

Потому что фрикции. Абразив. Тормоза. Импеданс. Бюрократия.

Чтобы организовать процесс по-нормальному...

Короче, глава представительства Echo sidentdv пошёл на Почту России получать письмо на имя представительства американской компании. У него на руках нотаризированное, заверенное, апостилированное, переведённое на русский язык письмо, позволяющее ему открывать и закрывать представительство компании Echo в России, а также осуществлять другие операции, связанные с работой этого представительства. Кроме того, Денис — директор представительства.

Письмо на имя компании имеет задекларированную ценность в 1 (один) рубль.

Денис четыре раза ходил на почту. То такую бумажку надо, то сякую. В результате, не дали ему письмо, и послали в вышестоящие инстанции, если он так настаивает.

Почему? В доверенности не написано, что директор «может получать почту на имя представительства». Поэтому он должен идти лесом.

Более того, если бы в доверенности было написано, что «директор имеет право получать почту на имя представительства», этого тоже было бы недостаточно. Потому что надо чтобы было написано, что «директор имеет право получать почту на имя представительства, в отделениях Почты России». Это официальная позиция отделения Почты России, в которой Денис пытается получить корреспонденцию (71 ОПС, Гагарина 25, Ульяновск, Россия). Это, блять, ОПГ, а не ОПС!

Причём, там за окошком работают прожженные лойеры и юристы: письменный отказ в получении почты не дают. Чтобы не настучали по куполу вышестоящие инстанции, которые немножко в другой реальности на тему кошмаринга бизнеса.

Кто-то скажет, что всё правильно Почта России делает. Всё по правилам и по инструкциям. Вот это как раз и проблема: гибдд работает не по инструкциям (а по взяткам), а Почта России — вдруг по инструкциям. Святее папы римского.

В штатах, если бы была хоть какая-то бумажка, удостоверяющая твою принадлежность к руководству компании — отдали бы все письма без звука.

В штатах на контрактах и в догворах не ставится печать, потому что верят подписи.

А всё почему? Потому что система оптимизирована на best case, а не на worst case. Она оптимизирована на обработку успешного случая, на success: ежели это мошенник, то его можно будет поймать и засудить потом. Но мы зато не будем кошмарить людей просто так, в предположении, что каждый — мошенник и стремится обмануть.

В России система оптимизирована на worst case. На то, чтобы доказать людям, которым полностью на тебя похер, твой чёрный замысел. Из-за того, что каждый может оказаться мошенником, надо первую линию защиты гражданских прав, свобод, конституции, морали, сексуальной нравственности организовывать именно на почте. Именно так и победим™.

В штатах система оптимизирована на то, чтобы дать возможность тебе осуществить твою деятельность как можно быстрее. А если ты мошенник — ну так и быть, это всплывёт рано или поздно, всё равно и тебе не поздоровится. Вот например, процедура постановки на учёт у пожарных бизнеса oleyka: http://lionet.livejournal.com/56392.html

И так везде.

(no subject)

Ещё одно подтверждение про дачный синдром. Когда люди делают катастрофически невыгодные экономически решения исходя из традиций или нежелания расстроить отношения с кем-то.

Люди купили BMW X5 2005 года выпуска, 200 отдали сразу, плюс взяли кредит на 500. На эти 500 можно было затариться картошкой, по моим расчётам, на 27 лет.

Но нет, они купили X5, и продолжали ходить копать картошку. А на BMW X5 ездили за кока-колой в соседний киоск.

В итоге их сын убил шестерых. Думаю, всё связано.

Как эффективно обучать инженеров?

В предисловии к Фейнмановской книге «Характер физических законов», Джеймс Глейк описывает, как Ричард Фейнман страдал формулировками для Мессенджерских лекций.

«Природа», — начал он — Природа, часто с заглавной буквы, всегда женского рода, была любимым персонажем в разворачивающейся драме, которой была Фейнмановская личная история вселенной — «использует только наиболее длинные нити для вязания своих узоров» — он подчеркнул это — «поэтому в ближайшем...»
Нет.
«поэтому любая...»
Нет.
«поэтому каждая мельчайшая деталь её структуры открывает...»
Нет.
«содержит ключ к...»
Нет.
«открывает структуру её...»
Нет.
«этого...»
<...>
В это время Фейнман [...] даёт прекрасно чёткие, обманчиво простые объяснения — практически без привлечения математики — наиболее важных физических принципов и направлений [...].

Так, о чём это я? О том, что донесение информации до аудитории из множества разных людей — это всегда борьба. Для ответственных людей это борьба за то, чтобы линеаризовать сложное поле имеющегося материала в последовательное изложение с постепенно увеличивающейся сложностью. Профессионалы, наделённые не только ответственностью, но и начальным знанием психологии (о том, как учить других), добавляют в топку подготовительской агонии такие соображения, как использования знаний о исходном уровне подготовки аудитории, или, скажем, вкусовые соображения о том, что на слайдах не стоит использовать приём «мясо в траве».

Но высший пилотаж в битве за мозги — это применение знаний о всяких этих ваших психологиях. «Педагогическая психология» — термин, предложенный Каптеревым (нет, не kapterev'ым, но что-то в этом есть), по идее, должен являться главным предметом во всяких педагогических вузах. Но от него там только рожки да ножки. Впрочем, как и от самих педвузов, насколько я понимаю.

Поэтому приходится заниматься самообразованием. К нашему вниманию предлагается две публикации.

Первая — «The Science of Scientific Writing». Она о том, как в научной (и не очень) статье доносить мысль наиболее эффективным способом. Она объясняет, как именно выполнять заповедь «пишите понятно» на уровне построения фраз и перемещения акцента в них. С примерами. На эту статью обратили внимание Душкина, после того, как предположили, что он использует обфускатор для написания своих текстов.

We couch this discussion in terms of “likelihood” because we believe that meaning is not inherent in discourse by itself; “meaning” requires the combined participation of text and reader. All sentences are infinitely interpretable, given an infinite number of interpreters. As communities of readers, however, we tend to work out tacit agreements as to what kinds of meaning are most likely to be extracted from certain articulations. We cannot succeed in making even a single sentence mean one and only one thing; we can only increase the odds that a large majority of readers will tend to interpret our discourse according to our intentions. Such success will follow from authors becoming more consciously aware of the various reader expectations presented here.


Часть информации релевантна только для английского. Но базовые принципы, думаю, те же самые. Где бы раздобыть эквивалент статьи для русского языка?

Вторая публикация — это широко известная, с кучей на неё ссылок, статья «Learning and teaching styles in engineering education».

Наверняка вы слышали про людей или говорили про себя такими ярлыками, как «визуал»/«аудиал». Так вот, прочитав статью, будет понятно, какие категории (с точки зрения обучения и обучаемости) ещё есть, и что с этим делать.

I have come to believe that while induction and deduction are indeed different learning preferences and different teaching approaches, the “best” method of teaching—at least below the graduate school level—is induction, whether it be called problem-based learning, discovery learning, inquiry learning, or some variation on those themes. On the other hand, the traditional college teaching method is deduction, starting with "fundamentals" and proceeding to applications.


При редактировании Практики функционального программирования я периодически обсуждаю с авторами похожий тезис (не помню, откуда я его взял) — что наиболее эффективная подача материала в лекции или в статье должна быть примерно такой: 1. Мотивирующий(-ие) пример(-ы); 2. Объединяющая теория; 3. Применение этой теории на примере нескольких других примеров. Наиболее же частый стиль авторов — это начать с теории, не погрузив читателя в проблематику и не проведя попытку решения какой-то проблемы наивно, до-теоретически-обоснованным путём. Почему это плохо? Чтобы получить человека, владеющего в какой-то области развитым аппаратом для восприятия информации, выраженной стиле теория-затем-практика, нужны дисциплина и большие затраты времени. Естественным стилем самообразования для человека является именно индуктивный. Этим надо пользоваться. Вот что говорит статья по этому поводу:

Follow the scientific method in presenting theoretical material. Provide concrete examples of the phenomena the theory describes or predicts (sensing/inductive); then develop the theory or formulate the mod (intuitive/inductive/sequential); show how the theory or mod can be validated and deduce its consequences (deductive/sequential); and present applications (sensing/deductive/sequential).

(Курсив — предпочтительные стили восприятия информации по соответствующим осям классификации, приведённой в статье.)

Но это только один из способов достучаться до студентов. В статье приведено 13 рекомендаций такого рода, чтобы проникнуть материалом в наибольшее количество разных студентов.

Со времени публикации статьи утекло много воды. У многих студентов сейчас наблюдается наведённый информационный ADHD, когда студенты сидят в социалках параллельно с лекциями и смотрят YouTube на телефоне параллельно с телевизором. Это не может не влиять на то, как оптимальнее всего погружать народ в материал. Интересно было бы почитать исследования в этом направлении.

О фильтрации - серьезно.

Originally posted by timhydr at О фильтрации - серьезно.

Базовая информация (а то не все знают). С 1го ноября 12 года вступило в действие Постановления Правительства РФ от 26 октября 2012 года № 1101 Суть его сводится к тому что с этого момент упорядочивается механизм блокировки сайтов. Теперь он выглядит так.

 - Органы правопорядка, или суды находя в интернете какие-то страницы содержащие "вредную информацию"

 - Далее они связываются с владельцами страниц и хостерами с  требованием убрать эту информацию

 - Если реакции нет, информация о данном домене передается в Роскомнадзор.  

 - Роскомнадзор ведет реестр таких доменных имен.

 - Операторы доступа обязаны раз в сутки заходить на zapret-info.gov.ru , скачивать оттуда файлик с реестром, и скармливать его своим маршрутизаторам. С целью блокировки.

Collapse )



Комментировать.

Записи ЗАГСа и машинное обучение #ulsk

На последнем экспертном совещании ульяновского министерства информационных технологий был вскользь затронут вопрос об обучении людей элементам информационных технологий, чтобы потом их задействовать в относительно простых работах. Примером работ была оцифровка загсовских записей числом около 5 миллионов. Мол, можно научить людей и посадить их за эту работу.

Давайте посмотрим. Пять миллионов записей. Шесть тысяч рублей в месяц зарплата легковооружённого дроида, 6 часов работы в день. Каждая загсовская запись — это, скажем, 30 секунд работы по вбиванию. Может даже минута.

5000000 / (4 * 5 * 6 * 60) / 2 = 347 месяцев работы одного человека, или около двух миллионов рублей денег только на зарплату. Если мы хотим оцифровать пять лямов за год, а не за 30 лет, нам понадобятся 30 человек.

Никакой погоды эти тридцать data-entry человек в масштабах Ульяновского «айти» не сделают.

Зато если потратить эти два лимона на двух аспирантов в годовом проекте оптического распознавания этой всей хрени, это получится три тысячи долларов в месяц на каждого аспиранта. И это в результате будет хайтек-проект, который затем можно будет тиражировать по стране, а то и дальше. Это высокотехнологический, среднерисковый проект, который может масштабироваться далеко за пределы ульяновской области.

Почему машинное распознавание рукописного текста в данном случае не является бредом?

  • Это считывание из фиксированной формы, это упрощает.
  • Имена, отчества, названия населённых пунктов повторяются, и OCR может быть натренирована на них целиком.
  • Данные не являются секретными, поэтому то, что не распозналось, можно засылать в РеКапчу. Ну или сделать какой-нибудь порносайт, и в качестве пароля туда просить распознать задетектированное слово или предложение.

Если области хочется вложиться в IT (на самом деле, CS, Computer Science), то на порядок лучше вложить его в политех, где есть необходимая компетенция по нейронным сетям и машинному обучению, чем тренировать 30 бабушек.